Вкусное интервью. Алёна Мартьянова (художник)

Алёна Мартьянова

Наш очередной гость рубрики “Вкусное интервью” – Алёна Мартьянова, один из самых необычных и интересных художников Беларуси. Взять хотя бы тот факт, что у неё нет высшего художественного образования. Но многие знают Алёну, как и отличного переводчика, а также волонтёра. И наше “Вкусное интервью” прошло весьма в необычном формате на этот раз: в гости теперь пошли мы сами.

И чтобы поболее соответствовать творческой натуре Алёны Мартьяновой, мы приготовили вполне себе обычное блюдо – сырники. Но постарались приготовить его необычно, используя в качестве начинки грибы. А выбранный в виде гарнира салат стал полной импровизацией нашей редакции.

 

О еде: “Самая любимая кухня – мексиканская”. Алёна Мартьянова

– Обычно девушки весьма привередливы в еде. Но ты сказала, что ешь всё. Как так?

– У нас так было принято в семье: что нам подавали – то мы и ели. Во время Советского Союза было ещё более-менее ничего, а вот потом наступили безумные девяностые. Вот тогда привередничать не приходилось. А потом уже просто по накатанной привыкла к тому, что ем всё. Так получилось, что за время путешествий перепробовала разные кухни мира. Наверное, единственное, что я не очень сильно люблю, так это гречку. Потому что когда-то в голодное постсоветское время ели гречки довольно много (улыбается).

– Ещё ты говорила, что не очень относишься к «химии».

– Все вот эти «роллтоны», салаты – это есть невозможно. Я считаю, что лучше уж приготовить самому или сходить в какое-нибудь нормальное место. Хотя раз в год с детьми из детского дома выбираемся в McDonald’s – любят они всякую такую дрянь (улыбается).

– А в США ты как питалась?

– Готовила сама. Особенно, когда я жила в Калифорнии, то любила побаловать свою подругу всякими «беларускостями». Пельмени лепила, чебуреки, драники, подливки. Потому что там еда очень плохого качества. Наверное, самая худшая еда в мире – это в Штатах. Причём у них самый отвратительный McDonald’s.

Я очень люблю острую пищу, обожаю просто до последней степени. У меня самая любимая кухня – мексиканская.

– Как часто тебе приходится готовить?

– У меня жизнь практически созвучна с названием моей выставки последней – абсолютно сумбурная. Я очень не люблю готовить для себя одной и практически никогда этого не делаю. Только что-то на скорую руку. Но это всё потому, что моя мама – просто замечательный повар. Она обожает всё это дело, вечно что-то придумывает. Когда мы вместе жили, я практически не готовила. Но я знаю, что, если я для кого-то готовлю – тогда всё классно. А для себя – вряд ли.

– Есть ли какие-то продукты, которые ты употребляешь при написании своих картин?

– Я иногда «смешиваю» картины с красным вином (смеётся). Но немного, потому что я не люблю состояние помутнения. Но вообще я больше свои картины «смешиваю» с музыкой.

– А музыка какая?

– Абсолютно разная, но больше, конечно же, рок. Но бывают и исключения. Например, при создании последней картины почему-то захотелось слушать Моцарта.

 

О работе: “Я решила, что надо продаваться”.

 Алёна Мартьянова

– Ты говорила, что владеешь 4 языками. Какими?

– Ну, это так считают иностранцы: если ты знаешь какой-то язык – ты им владеешь. Т.е. русский, белорусский, английский и немецкий. Ну ещё poco español. Но он очень poco (смеётся). Я полгода жила в испанской семье, они такие забавные были. Между собой, естественно, они все разговаривали на испанском. Думали, что я их совсем не понимаю. В инязе мы первый год учили латынь и, как говорится, volens nolens – что-то будешь знать. Поэтому, если ты знаешь английский и немецкий, то испанский выучить очень просто. И месяца через два я их начала очень конкретно понимать. А ответить-то я им не могу! Только самое простое. И вот они разговаривают между собой, а я им вставляю свои пять копеек на немецком (смеётся)! Потом мне это пригодилось в Калифорнии. Ведь многие мексиканцы там даже и не говорят по-английски! И это надо было видеть, как мы общались с одной знакомой! Она – 3,5 слова на английском, я – 3,5 слова на испанском. И мы друг друга прекрасно понимали (смеётся).

– С такими знаниями сильно тянуло заграницу?

– Мне говорили, что, поехав заграницу, я испытаю культурный шок. Но никакого культурного шока не было! Только когда возвращаешься – вот тогда его испытываешь (смеётся). Когда ты никуда не ездишь – ты привыкаешь, как Мацей Бурачок.

– Как ты пришла к своему стилю в картинах?

– Одна моя знакомая посоветовала не поступать ни в какие художественные учебные заведения, потому что там во мне могут убить всё живое. Я её послушалась (улыбается). Я не переносила живопись. Графика – мой конёк. Мне набросать портрет ничего не стоит. Ну, 40 минут, 45. Это нечего делать. Это то, чему научили хорошо. Но живопись – это что-то с чем-то. Я ненавидела все эти гуаши, акварели, грязь эту какую-то кошмарную. Хотя сейчас нередко бывает, что ты в процессе становишься, ну просто вся в краске. Просто, когда доходит до полного ажиотажа, там уже и руками начинаешь что-то мазать (смеётся).

– А почему на твоей выставке не было портретов?

– Потому что их нет (смеётся)! Я их не люблю. Дома бы ни за что не стала держать портреты. У меня какая-то нехорошая ассоциация: постоянно провожу параллель с портретом Дориана Грея. Я боюсь портретов!

– А животные?

– В Германии меня частенько просили изобразить то кота своего, то собаку. Но тоже не очень увлекаюсь этим. Из всех жанров я больше всего люблю или городской, или обыкновенный пейзаж. И ещё мне очень нравится натюрморт. Ну и, понятное дело, урбанистика.

– Когда смотришь на твои картины, то замечаешь много США и европейских стран, а почему нет Беларуси?

Сырники с грибами– Есть. Просто пару таких картин я не представляла на выставке, но 3 работы точно были посвящены Беларуси. Ведь я планировала выставлять исключительно натюрморты. Но всё равно меня уводит в сторону урбанистики.

– У тебя много работ с трамваями. Будешь их ещё рисовать?

– Этого я не знаю. Но мне очень нравится сочетание чёрного, белого и красного – моя обожаемая фишка. И вообще: видели бы вы меня раньше, чего только мои берцы красные стоили (смеётся).

– А есть такие картины, которые бы ты никогда не продала?

– Вообще, наверное, раньше я бы не согласилась продать некоторые картины. Сейчас у меня немного поменялось видение. Единственная причина, по которой мне не хочется продавать свои картины – они как дети. Ну как можно взять и продать своего ребёнка?! Тихий ужас какой-то. И вот после выставки я созванивалась с одним другом-художником, и он у меня спросил, к чему я пришла. И я решила, что продаваться надо (смеётся). Хотя бы потому, что это обновляет тебя как автора.

– Есть ли любимые картины среди твоих работ?

– Они периодически меняются. На данный момент любимая – «Лимон с мёдом». Поэтому на афишу выставки я её и пустила.

– А какая картина была самой трудоёмкой?

– Есть одна такая. Пока одна. Может, угадаете какая?

Мы не угадали.

– Это моя прекрасная женщина в красном плаще. Она у меня заняла, чтобы не соврать… 4,5 месяца. Потому что был какой-то запал, я набросала нижнюю часть картины, но не знала, что делать с верхней. Не могла за неё взяться. Не шла вообще!

– Как проходит процесс написания картин?

– Если мне нужно, чтоб подсохло – ждёшь, если не нужно – рисуешь. Но, в общем, ты абсолютно не знаешь – хочешь ты рисовать или нет. Есть вдохновение или нет. Если нет, то всё. И я вот набросала-набросала и всё – ждёшь следующего прихода (смеётся). Поэтому сказать, сколько она занимает… Я не сижу, методично не рисую. Потому что это превратится в работу. А когда творчество превращается в рутину, то ты не пишешь картины от души. И халтуру я не люблю. Ведь лучше не сделать, чем сделать плохо.

– На твоих выставках всегда выступают музыканты: Алесь Лютыч, Павел Аракелян.

– Очень люблю музыку! Может быть просто от того, что написание моих картин сопровождается музыкой. Ни одна из них не была написана без музыки! В то же время хочется, чтобы твоя работа соответствовала какому-то настроению. И сейчас меня тянет куда-то в сторону джаза, классики. Поэтому я и пригласила Пашку Аракеляна с его чудесным джазом.

 

О жизни: “Я могу вас заговорить до смерти!”

На десерт мы приготовили шоколадно-банановую пасту. И очень в тему, будто предвкушая наше блюдо, Алёна испекла вместе со своей мамой для нас булочки с сахаром. Получилось просто идеальное сочетание!

 Алёна Мартьянова

– Ты определённое время пожила в США и Евросоюзе. Есть такой стереотип, что на Западе при встрече вопрос «Как дела?» задают просто так…

– Это правда! (смеётся, перебивая)

– А если этот вопрос задают у нас, то действительно хотят знать, как у тебя дела?

– Мне кажется, что у наших людей тоже такая тенденция появилась. Т.е. сказать «Привет, как дела?» – это уже клишированная фраза. Но я, честно говоря, с нашими людьми это не употребляю. Если с иностранцами, понятно – это часть их культуры, а у нас это только начинается. Действительно, если мне интересно, то я спрошу, как дела. Если же нет, то не буду спрашивать. Ну, вы же сами прекрасно понимаете, если у нашего человека спрашиваешь «Как дела?», он сразу начинает тебе плакать от Аристотеля, как у него всё плохо, как всё отвратительно. Т.е. услышать от человека, что у него всё хорошо, практически нереально. Вот это ответ, кстати, на вопрос, почему я не осталась заграницей: я делаю то, что мне нравится. И так вышло, что я всю жизнь была самостоятельным человеком. И все свои крупные жизненные решения я принимала сама. Вот мама меня решила отправить в музыкалку: я протестовала, не хотела. Походила полгода, меня выгнали, потому что  была лентяйкой. И как-то мама уехала на какие-то курсы, а я (10 лет ребёнку) взяла свои документы и отнесла в художественную школу. Сама. Кстати, сначала хотела журналистом стать (смеётся). Но потом поехала на день открытых дверей, а наш год рождения, 1983-й, был «бумным». Я посмотрела, что на журфак вообще не пробьюсь. И подумала, что в иняз я поступлю всегда. В общагу тоже заселялась сама, хотя изначально не хотела. Ведь про инязовскую общагу ходили такие слухи, что чуть ли там не собирались поменять вывеску на «Бордель» (смеётся).

– И почему же ты осталась жить в Беларуси?

– А уехать жить заграницу мне не хотелось. У меня, к примеру, ужасный ирландский акцент. И ирландцы частенько принимают меня за свою. Хотя славянский «фэйс» меня весьма выдаёт (улыбается). Но мне нужна точка опоры: если что-то случится там, то куда ты пойдёшь? Сядешь на самолёт и полетишь домой?! Наверное, поэтому мне всегда давали визы (смеётся). Поэтому делать, то, что нравится – это самое лучшее.

– Ну, Алёна, мы, наверное, закончим…

– Да, я могу вас заговорить до смерти! (смеётся).

 

Алёна Мартьянова, художник. Родилась в 1983 году в Червене, где окончила школу искусств. Окончила факультет английского языка Минского государственного лингвистического университета. Занимается переводческой деятельностью, является координатором проектов Благотворительного Фонда «Добра тут». Организовала несколько персональных выставок в Беларуси.

 

Рецепт от DelaemVmeste.BY: Сырники с грибами

 

Ингредиенты (на 2 персон):Сырники с грибами

– творог (200 г);

– грибы (400 г);

– лук (2 шт);

– мука (6 столовых ложек);

– яйца (2 шт);

– соль (по вкусу);

– перец (по вкусу).

Способ приготовления

Сырники с грибами1. Размять в глубокой посудине творог.

2. Вбить туда яйца, перемешать.

3. Добавить муку. Перемешать. Если тесто получается слишком липким – добавить больше муки.

4. Сформировать из теста полоску шириной примерно в 15 см.

5. На сковороде обжарить грибы и лук. За 3-5 минут до приготовления посолить и поперчить. Чтобы лук лучше прожарился, лучше его пожарить на отдельной сковороде.

6. Выложить получившуюся начинку по центру вдоль теста.

7. Закрыть тесто так, чтобы получилась лепёшка. Если подловчиться, то можно сформировать пирамидку (но тогда придётся обжаривать с трёх сторон).

8. Обжарить с двух сторон. Можно заправить сметаной и зеленью.

 

 

Рецепт от DelaemVmeste.BY: Сумбурный салат с крекерами

Ингредиенты (на 2 персон):

Сумбурный салат с крекерами– сыровяленая колбаса (300 г);

– сыр Маасдам (или любой другой с «дырками») (200 г);

– американская горчица (200 г);

– фиолетовый лук (2 шт);

– солёные крекеры (10-15 шт);

– зелень (по вкусу).

Способ приготовления
Сумбурный салат с крекерами1. Нарезать кубиками колбасу и сыр.

2. Мелко нарубить зелень и лук.

3. Разломать крекеры (примерно на 6 частей один крекер).

4. Всё заправить горчицей и перемешать. Американскую горчицу можно заменить муштардой. Лучше, чтобы салат долго не стоял, т.к. крекеры обмякнут.

 

 

Рецепт от DelaemVmeste.BY: Шоколадно-банановая паста

 

Шоколадно-банановая пастаИнгредиенты (на 2 персон):

– молочный шоколад (одна плитка);

– бананы (2 шт);

– ванильный сахар (2 чайные ложки);

– апельсиновый сок (200 мл).

Способ приготовления
Шоколадно-банановая паста1. Бананы очистить, размять их в кастрюльке.

2. Вылить туда сок, добавить сахар и перемешать.

3. Разломать шоколад.

4. Включить слабый огонь и перемешивать до полного растворения шоколада.

1491 Всего просмотров 2 Просмотров сегодня

Поделиться ссылкой:

Похожие записи:

Просмотров: 60

Комментарии:


Return to Top ▲Return to Top ▲