Лучшие белорусские книги 2017 года


В очередной раз мы подводим литературные итоги года в Беларуси. В этом году вышло немало книг, которые порадовали любителей национальной литературы. Вот только, к сожалению, не было произведений, которые по-настоящему выстрелили, как, “Радзіва Прудок” Горвата в прошлом году.

Традиционно мы подводим итоги в следующих номинациях: художественная проза, поэзия, документалистика (включая нон-фикшн), переводы. Плюс есть несколько специальных номинаций и абсолютно новая – “Проверено временем”.

И помните – все, написанное здесь, субъективное восприятие авторов сайта. К тому же, не все книги мы успели за прошлый год прочитать и оценить. Если вам не нравятся итоги нашего выбора – пишите свои предложения в комментариях.

В рейтинге участвовали лишь книги, которые вышли в этом году (не важно, в электронном или печатном варианте). К тому же, в одной номинации мы не учитывали более одной книги от одного автора.

 

Лучшие книги художественной литературы

Вінцэсь Мудроў «Забойца анёла»

Каждая книга Винцеся Мудрова становится событием для белорусской литературы. Предыдущий сборник автора, “Багун”,  вышел в уже далеком 2014 году. Поэтому и “Забойца анёла” все ждали с предвкушением.

Книга состоит из 13 рассказов и повестей, написанных автором за последние 10 лет. Единственное, что их объединяет – это герои, которые пытаются жить в сумбурном, нелогичном и глупом мире. Обложку для издания выбирали на конкурсной основе.

По мнению экспертов “Радыё Свабода” – это лучшая прозаическая книга Беларуси 2017 года.

 

Ігар Бабкоў “Хвілінка. Другая кніга”

В свое время первая часть этой книги, о приключениях трех непохожих друг на друга героев, выиграла премию имени Ежи Гедройца. А мы печалились, что у книги, скорее всего, не будет продолжения. И автор будто услышал нас, написав вторую часть.

Во второй части книги мы продолжаем следить за историей героев. Здесь акценты повествования сильно сместились в сторону метафизики. Действия стало меньше, а вот размышлений и путешествий в себя – больше. Но книга от такого авторского решения ничего не потеряла. И по-прежнему завораживает своей магией. Можно сказать, что в двух своих книгах Игорь Бобков продемонстрировал, каким может быть магический реализм по-белорусски.

 Віктар Карамазаў “Пад крыжам”

Виктор Карамазов – настоящий ветеран белорусской литературы, который создает произведения уже больше 50 лет. Значительная часть его произведений посвящена переосмыслению темы творчества и творческой личности.

В сборник “Пад крыжам” вошли 4 произведения. Автор вновь возвращается к своей излюбленной теме художника и его восприятия мира. Особый интерес вызывает повесть “Зямля Фердынанда” – про творческий путь и жизнь белорусского художника Фердинанда Рушица.

 Ганна Севярынец “Дзень святога Патрыка”

Что будет, когда белорусский язык исчезнет? И не только белорусский, но и другие языки, которые сегодня используются все реже? Анна Северинец предлагает свою теорию на этот счет. ООН создаст для каждого мертвого языка свой мини-музей, или, лучше сказать, мавзолей. Главная героиня ее книги как раз и является заведующей музеем белорусского языка. Она собирает самые значимые произведения, чтобы навсегда законсервировать их. А все остальное будет выброшено и уничтожено навсегда.

Книга-антиутопия, в которой беларусы полюбили свой язык лишь после его похорон.

Наша рецензия на книгу

 Макс Шчур “Галасы”

“Галасы” Макса Щура – совсем небольшая по объему книга, в которую вошли рассказы автора, написанные им в последние годы, а также повесть “Чалавек з футаралам”.

Повесть “Чалавек з футаралам” своим содержанием чем-то напоминает книгу Щура “Завяршыць гештальт”, которая выиграла в прошлом году Премию Гедройца. А вот рассказы куда разнообразнее и интереснее. Они очень разноплановые по тематике и сюжету. Но каждый заслуживает внимания. Читается книга очень легко, так что хватит ее всего на пару вечеров.

 Уладзімір Арлоў “Танцы над горадам”

Уже довольно много времени Владимир Орлов не писал художественных книг. Автор переключился на поэзию, историческую и прочую нехудожественную литературу. Так что и выхода новой книги Орлова все ждали с предвкушением.

В книгу “Танцы над горадам” вошли 3 повести. Но если мы привыкли видеть в Орлове писателя-историка, то здесь он выступает больше как автобиограф и метафизик. В каждой повести легко заметить автобиографические моменты из жизни писателя.

 Ольга Громыко “Космоолухи: рядом” (2 тома)

Больше 5 лет назад Ольга Громыко неожиданно переключилась с жанра юмористического фэнтези на юмористическую фантастику. Первый опыт автора, книгу “Космобиолухи”, написанную в соавторстве с фантастом Улановым, была воспринята довольно прохладно. Но несмотря на не самый успешный опыт, Громыко решила не останавливаться на достигнутом и продолжила серию, только уже в одиночестве.

В прошлом году вышли два тома уже 5 части о приключениях космоолухов. И надо сказать, что от части к части серия не становится хуже. Такое ощущение, будто ВБП (Великая Белорусская Писателньица – так зовут Громыко российские фанаты) поняла какой-то секрет успешного романа в жанре юмористической фантастики и использует его раз за разом.

В последние месяцы года вышли две довольно объемные книги, которые мы не смогли толком оценить, ибо не успели. Это “Беларусалім” Павала Севярынца и “Сабакі Эўропы” Альгерда Бахарэвіча. Мы не можем однозначно, вошли бы они в наш список лучших, или нет, но и не упомянуть их было нельзя. Вернемся к оценке данных книг в конце 2018 года.

 

Лучшие книги поэзии

Как и в предыдущие годы, мы не будем писать свои комментарии к лучшим книгам поэзии. Все-таки данный вид искусства, на наш взгляд, довольно субъективен для восприятия. Поэтому мы просто предложим по одному стихотворению из каждой книги на суд читателя.

Вольга Гапеева “Граматыка снегу”

Там, дзе сёння выпадзе снег,
Не будзе мяне.
Там, дзе маўчанне ёсць спробай прызнання,
Намераў чужых не разабраць.
І можна доўга глядзець на адбітак у шкле,
Уяўляючы кароткую стрыжку,
Замест сваіх даўгіх валасоў,
Але так і не ўзяцца нажніцаў.
Так я і еду туды, дзе нараджаецца снег,
Кожны дзень, хаваючы недасканаласць быцця.
Гэты снег – гуманіст, ён нікому нічога не абяцаў,
Ён проста быў, нараджаўся і паміраў.
Ён мог зацярушыць дзе заўгодна,
Ў Арменіі, ці Кактэбелі,
Наваліцца ўсім цяжарам прымусовасці,
І расставаць гэтак жа хутка,
Перадаўшы золкасць, як эстафету,
Каб пасля здзіўляцца, чаму маю такія халодныя рукі і пяткі,
І спрабаваць адхукаць пальцы.
У бессэнсоўнасці такого занятку,
Я і мой снег будзем бавіць гадзіны ў ложку,
Так і не здолеўшы прызнацца адно аднаму,
У сваёй адзіноце

 

Бліскавіцы: анталогія беларускай жаночай паэзіі міжваеннага пэрыяду

Ноч

Ня бойся, што хмараю цёмнай
Так доўга вішу над зямлёй,
Што ў лесе хваёвым так сумна,
Як ў долі гаротнай тваёй.

Ня вечна ж і цемрай і жахам
Я буду цябе абнімаць;
Ня вечна і сьцюжай, і страхам
Я буду зямлю спавіваць.

Як прыйдзе вясна-чараўніца,
Як скіне мой чорны убор
І збудзіцца маці-зямліца,
Адклікнецца голасна бор —

Узьдзену я новыя шаты
З празрыстых праменьняў вясны,
І пояс зялёны, багаты,
І золак, і зоркі, і сны…

І зь ціхім і лёгкім ўздыханьнем
Я буду па траўцы ступаць,
І негія словы каханьня
На сьпячых людзей навяваць.

Калі ж не дажджэш і загінеш,
І скрыесься ў чорнай зямлі,
А жаль і нуду тут пакінеш,
Каб скардзіцца вечна маглі, —

Я ў цьме, непрыметнай рукою,
І жаль, і нуду ўсю зьбяру,
І раніцай з зор грамадою
Да Бога, у неба зьнясу.

Ганна Душэўская

 

Вальжына Морт “Эпідэмія ружаў”Вальжына Морт "Эпідэмія ружаў"

Беларуская мова

за тваімі межамі, мая краіна,
пачынаецца вялізны дзіцячы дом.
і ты вядзеш нас туды, беларусь.
можа, нарадзіліся мы бяз ног,
можа, ня тым багам молімся,
можа, табе ад нас гора,
можа, мы невылечна хворыя.
можа, няма табе чым нас карміць,
але ці ж ня ўмеем мы жабраваць
можа, ты й ніколі не хацела нас,
але ж і мы на пачатку
ня ўмелі цябе любіць.

твая мова такая маленькая,
што яшчэ й размаўляць ня ўмее.
а ты, беларусь, у гістэрыцы,
табе ўсё здаецца,
што акушэркі пераблыталі скруткі.
што ж табе зараз карміць чужое дзіця,
сваім малаком паіць мову чужую?
мову, што ляжыць сіняя на падваконьні,
ці мова гэта, ці шэрань леташняя,
ці шэрань гэта, ці толькі ад укрыжаваньня цень,
ці цень гэта, ці проста нічога.

гэта ня мова,
бо няма ў ёй ніякай сыстэмы.
яна, як сьмерць, раптоўная й неразборлівая,
як сьмерць, ад якой немагчыма памерці,
як сьмерць, ад якой мерцьвякі ажываюць.

мова, дзеля якой дзяцей кладуць на патэльні,
мова, дзеля якой брат забівае брата,
мова, ад якое нікому не ўратавацца,
мова, што нараджае ўродаў-мужчынаў,
нараджае жанчын-жабрачак,
нараджае безгаловых жывёлаў,
нараджае жабаў з чалавечымі галасамі.

гэтай мовы не існуе,
яна нават ня мае сыстэмы.
зь ёй размаўляць немагчыма,
яна адразу б’е ў морду,
нават на сьвяты.
гэтую мову па горадзе не разьвесіш,
яе ўжо не ўпрыгожаць ні фаервэркі,
ані нэон.

я а клала на тую сыстэму
свой
А К А Р Д Э О Н.

а мой акардэон –
ён як расьцягне мяхі –
як горныя вярхі –
такі мой акардэон.
ён ежу бярэ з рукі,
ён ліжа і, як дзіця,
ня злазіць з маіх калень.
але, калі трэба, ён
пакажа свой траляля!

 

Эспіноса Руіс Анхела “Pomme de ciel”

Эспіноса Руіс Анхела. Pomme de ciel

Пакуль не пагражае нам Сатурн,
Пакуль крылаты дзень не памірае,
Пакуль навокал зелень не сухая,
Пакуль душа ня знае чорных урн,

Пакуль кроў льецца нібы дождж, бяз болю,
Пакуль сінее вечар загарэлы,
Пакуль вясновым мёдам тваё цела
Шчэ пахне, ды маё марскою сольлю,

Пакуль сьвятла хапае на зямлі,
Пакуль шчэ маюць сэнс пустыя словы,
Пакуль ня сьціхла рэха нашай мовы,
Пакуль ня сьпім у даўнім забыцьці,

Пакуль зьмяя не запаўзла ў наш рай,
Датуль мяне ты, вечную, кахай.

 

Лучшая нехудожественная литература

Тамаш Грыб “Выбранае”

К сожалению, сегодня мало кто из наших современников слышал имя Томаша Гриба. А ведь он был одним из основателей БНР и настоящим патриотом Беларуси. За свои националистические взгляды он должен был эмигрировать в Чехию, спасаясь от ареста. Но и там он продолжал поддерживать Беларусь и беларусов.

В данной книге под одной обложкой собраны лучшие публикации Гриба, а также его переписки и воспоминания современников Томаша. Некоторые опубликованы впервые.

Уладзімір Дубоўка. Ён і пра яго

Владимир Дубовка – поэт, который также, как и Томаш Гриб, практически забыт современниками. Его имя лишь вскользь упоминается в школьной программе, хотя он оказал значительное влияние на творчество многих белорусских поэтов. Да и вообще на развитие всей белорусской литературы.

В книгу вошли воспоминания, документы и переписки Дубовки, размещенные в хронологической последовательности. Это самый значительный труд, посвященный жизни и творчеству поэта. Составителем сборника была Анна Северинец. Кстати, спонсорскую помощь в издании книги оказала Светлана Алексиевич.

 

Аляксандр Гужалоўскі “Сэксуальная рэвалюцыя ў Савецкай Беларусі. 1917–1927 гг.»

Сегодня словосочетание “сексуальная революция” ассоциируется у молодежи в первую очередь с 60-ми и 70-ми годами в США. Но настоящая сексуальная революция происходила как раз в Советском Союзе во время его становления. Советская диктаторская система пыталась проникнуть во все сферы жизни человека. В том числе и в личную жизнь.

Книга заслуживает внимания не только из-за необычной темы. Автор, профессиональный историк, дотошно подошел к изучению семейных отношений в Беларуси в 20-е годы прошлого века. Детально указал как на победы, так и на поражения советского строя в построении ячейки общества.

Кухмістр Верашчака “Сакатала бочачка”

В 2016 году Алесь Белый, который скрывается под псевдонимом “Кухмістр Верашчака” выпустил книгу “Літвінская кухня”. Она была посвящена традиционным литвинским блюдам, которые были популярны у жителей наших земель в XIX веке и раньше. Кроме самих рецептов в ней были собраны истории появления тех или иных блюд, их эволюция и изменение названий.

А в прошлом году вышло логическое продолжение первой книги – “Сакатала бочачка”. Эта книга, как можно понять из названия, посвящена уже традиционным литвинским алкогольным напиткам. Обе книги – представляют довольно редкий кулинарно-исторический жанр.

 

Лучшие переводы

В этой номинации мы оценивали лишь переводы мировой классики на белорусский язык. Причем оценивалось не только качество перевода, но и значимость книги для мировой литературы.

Габрыель Гарсія Маркес “Каханне падчас халеры”

Маркес – настоящий классик мировой литературы. Каждое его произведение заслуживает пристального внимания. Он прославился романом “Сто лет одиночества”, который, по сути, открыл всему миру жанр магического реализма. В дальнейшем этот стиль прослеживался во всех романах писателя. Культовыми стали его произведения “Осень патриарха”, “Полковнику никто не пишет”, “Хроника объявленной смерти” и, конечно же, “Любовь во время холеры”. И вот в прошлом году белорусские читатели наконец смогли ознакомиться с данным произведением на своем родном языке.

Переводчик – Карлос Шерман

Кен Кізі “Палёт над гняздом зязюлі”

А вот про этот роман не слышал только ленивый. Правда, знают его во многом благодаря фильму с Джеком Николсоном в главной роли. А ведь самому автору экранизация не понравилась. Акценты в ней были смещены в сторону героя Николсона, в то время как в оригинале главным действующим лицом является индеец. В общем, даже если вы смотрели фильм, обязательно прочитайте эту книгу!

Переводчик – Алексей Знаткевич

Кнут Гамсун “Голад”

Гамсун стал скандально известен как общественный деятель после того, как поддержал Гитлера во время Второй мировой войны. Правда, позже он разочаровался в своем решении. Но еще до этого, в 1920 году, он получил Нобелевскую премию по литературе. Во многом он был удостоен ее за свой роман “Голод”, который в этом году перевели на белорусский. Кроме “Голода”, в книгу также вошли романы “Пан” и “Вікторыя”.

Переводчик – Лявон Борщевский

 Чарльз Букоўскі “Святло, і паветра, і месца і час”

Впервые в этом году мы решили также наградить и переводную поэзию. Ведь перевод поэтических произведений гораздо более сложен. Переводчик должен не просто передать смысл стихотворения, но и сохранить мелодичность и поэтичность слога.

Чарльз Буковски у нас известен как прозаик. Пользуются популярностью его книги “Почтамт”, “Женщины”, “Макулатура”. Но кроме прозы, Буковски писал также и стихи. Причем в них он был не менее откровенен, чем в прозе.

Переводчики – Юлия Чернявская, Анна Комар, Наталья Бинкевич

Гай Валерый Катул. Выбраныя вершыГай Валерый Катул. Выбраныя вершы

Сам жанр поэзии зародился сначала в Древней Греции, а затем получил свое развитие в Древнем Риме. Но сегодня мало кто решится переводить таких древних авторов. Они мало привлекают современного читателя. И оттого еще приятнее, что в этом году на белорусском языке вышла книга одного из лучших поэтов Древнего Рима – Гая Катула, в которую вошли его лучшие произведения.

Переводчик – Антон Франтишек Брыль

 

Специальные номинации

За современное воплощение белорусской литературы – графический роман “Сваякі” Яна Жвірбля по одноименному рассказу Василя Быкова

сваякі

Жанр графического романа уже давно заполонил полки книжных магазинов в Западной Америке и США. Не стоит путать его с комиксами. Графический роман поднимает гораздо более серьезные проблемы и выдается он в гораздо более качественном исполнении. Например, в 1992 году графический роман “Маус” Арта Шпигельмана даже был удостоен Пулитцеровской премии.

До Беларуси, правда, последние тенденции книжного рынка доходят с ужасным опозданием. Но, тем не менее, все равно приятно, что в этом году вышел первый графический роман в истории белорусской литературы, основанный на произведении Василя Быкова. Конечно, качество иллюстраций и самого издания пока оставляет желать лучшего. Как и его объем – всего 32 страницы. Но главное – начало положено!

 

За популяризацию истории – “Айчына: маляўнічая гісторыя. Ад Рагнеды да Касцюшкі” Уладзіміра Арлова і Паўла Татарнікава

Чтобы привить детям любовь к своей стране и истории, мало рассказывать интересные и захватывающие истории. Вот вы замечали когда-нибудь, по какому критерию дети выбирают себе книги в магазинах? Конечно же, по картинкам. Именно поэтому книга “Айчына”, созданная совместными усилиями писателя Владимира Орлова и художника Павла Татарникова, настолько важна. Особенно для подрастающего поколения.

В книге не просто рассказывается белорусская история простым и понятным языком. Но на каждой странице еще размещены очень красивые картины с изображением исторических событий или достопримечательностей нашей страны. Недаром на автограф-сессии к авторам собирались длинные очереди. И книг всем желающим не всегда хватало. И это даже несмотря на “кусачую” цену.

 

Проверено временем

И, наконец, последняя номинация. Мы подводим литературные итоги уже в 5 раз. А потому решили вспомнить, какие книги мы назвали лучшими в 2013 году и выбрать одну, которая до сих пор остается на слуху у читателей, которую не забыли и читают. Другими словами, она прошла 5-летнюю проверку временем.

Лауреаты 2013 года: “Сфагнум” Виктора Мартиновича, “Вушацкі словазбор” Рыгора Барадуліна, «Казкі для дарослых» Адама Глобуса, “Спакушэнне” Барыса Пятровіча, “Блог Усяслава Чарадзея”, «Время Second Hand» Светланы Алексиевич, “Еду в Магадан” Игоря Олиневича и “Шклатара” Артура Клінава.

Посмотреть литературные итоги 2013 года

О каждой из этих книг можно сказать много хороших слов. Однако мы пошли методом исключения. Например, “Сфагнум” Мартиновича сегодня редко вспоминают, благодаря его же романам “Мова” и “Озеро радости”.

Книга “Вушацкі словазбор” Бородулина, которую мы в итоге даже назвали лучшей книгой 2013 года – это работа хоть и значимая для белорусского языка, но довольно нишевая.

«Казкі для дарослых» и “Спакушэнне” забылись, как забываются практически любые сборники произведений (не верите – попробуйте вспомнить название хотя бы двух сборников рассказов от всемирно известного писателя).

“Блог Усяслава Чарадзея” был довольно интересным, смешным и оригинальным проектом, но с последней записью в этом самом блоге, читатели перестали его вспоминать.

“Шклатара” Клинова отличалась отличным языком, но все-таки была написана для людей “в теме” ,а не для широкого круга читателей.

А книга “Еду в Магадан” Олиневича была посвящена определенным политическим событиям в нашей стране и людям, которые с этими самыми событиями связаны, а потому можно заключить, что со временем значимость данного произведения будет лишь уменьшаться.

Таким образом сейчас, как и в начале 2014 года, популярностью продолжает пользоваться книга Светланы Алексиевич “Время Секонд Хэнд”, которая стала завершающей в цикле писательницы “Голоса утопии”. Более того, известность самой Алексиевич, а значит и ее произведений, лишь увеличилась, как в нашей стране, так и далеко за ее пределами, благодаря полученной Нобелевской премии.

1946 Всего просмотров 9 Просмотров сегодня

Поделиться ссылкой:

Похожие записи:

Просмотров: 759

Комментарии:



Оставить комментарий

Return to Top ▲Return to Top ▲