Кибернетика лажи


10355_600Что было бы, если бы из текста Виктора Мартиновича о футболе, убрать все, связанное с футболом.

Есть такая наука, которая изучает жизнь и развитие систем. Называется она страшным словом «кибернетика». Наука эта полагает, что взаимодействие элементов системы частенько приводит к результатам, которые не прогнозируются статичной логикой. (…)

Любой успешный проект обязательно тут (в Беларуси) начинает лажать.

Пару лет назад в минских магазинах появился новый сорт белорусских макарон, сделанных из твердых сортов пшеницы. Вы наверняка сразу поймете, о чем речь: красная пачка, большие упаковки. Макароны стоили раза в три дешевле зарубежных аналогов. При этом сырье было очень качественным. Они не слипались, поверите? Соответственно, среди всех холостяков, питающихся сосисками и вермишелью, макароны быстро стали сенсацией: прошел даже «шухер» по соцсетям. Столичные едоки макарон слезли с «Пасты Зара» и с «Галлины Бланки», пересели на белорусское. Наслаждались недолго, меньше года. Очень быстро, увидев лавинообразный спрос, производитель что-то «оптимизировал» с сырьем, и белорусские макароны стали слипаться. К тому же они существенно подорожали. Логика простая: раз берут, чего бы и не сесть на голову? (Возможно, в этой истории был еще и сугубо белорусский оттенок — например, звонок из Минсельхозпрома с требованием закупать только отечественное сырье.) (…)

А помните белорусские «равиоли»? Когда один национальный производитель только-только перешел от советской системы склеивания пельменного теста на итальянскую, мудрено-крученую? Опять же, родился бренд-сенсация с тремя основными вкусами. И опять же, как только этот бренд начал набирать обороты, производитель забыл о том, что в пельмени нужно класть мясной фарш (а не тошнотворную смесь, по вкусу напоминающую мокрый картон). (…)

P1120004Таких легенд, испорченных «белорусской кибернетикой», только в кулинарной области можно вспомнить целую тучу. Например, совершенно невозможно есть торт «Ленинградский» — не те коржи, какой-то коричневый субстрат вместо шоколада, А где тот хлеб «Бородинский», которым Беларусь славилась на все СНГ? А где наше пиво? Да что там, они даже пирожное-трубочку умудрились превратить в карикатуру на саму себя: синтетическая вата вместо крема, наполнитель — на сантиметр с двух сторон, а в середине — пустота.

Главный закон «белорусской кибернетики», таким образом, состоит в том, что любое успешное начинание, причем чем успешней, тем верней, в какой-то момент своего развития неизбежно превращается в такое вот пирожное-трубочку, обманку с пустотой вместо крема. Можно говорить о предпосылках, которые вызывают этот закон. Например, о том, что половина талантливых людей тут хронически недооценена или не замечена. А вторая половина так же хронически и неизбежно переоценена. И если ты гений, который фигачит проект, способный прославить Беларусь, но на тебя никто не обращает внимания — годами, десятилетиями! — то в какой-то момент у тебя опускаются руки и ты уходишь торговать кошельками из искусственной кожи в ТЦ «Зеркало».

С другой стороны, если ты подающий надежды, например, художник, который написал одну хорошую картину и сто плохих, а тебя вдруг извлекают из твоей мастерской и начинают снимать для глянцевых журналов, приглашать на телешоу в прайм-тайм, у тебя возникнет железная уверенность, что ты написал сто хороших картин и одну плохую. Так бездари и гении меняются местами, и это закон, как закон и то, что процент нормальных людей, которых показывают по ТВ или выносят на бигборды в городе, очень невысок.

Все это гарантирует кризис. Для кого-то это кризис недооценки себя, для кого-то — переоценки (…).

Талантливые, но не замеченные, перестают развиваться, т.к. им кажется, что их творческие подвиги никому не нужны. Бездари‚ которых вывели в национальные герои, перестают развиваться, потому как у них нет стимула — повсюду им говорят, что они и так круты. Есть еще третьи, самые важные для страны. (…) Эти третьи — талантливые люди, которые долго работали на результат и пробили-таки головой стену. Были замечены, познали славу. А потом просто потерялись и перестали двигаться вперед. Начали воспроизводить те ходы и приемы, которые когда-то принесли им успех, — притом, что кибернетика как раз исходит из тезиса, что любая система развивается, что комбинация факторов не повторяется, что всякий раз тактика должна быть иной.

(…) Теория кризисов сообщает нам, что герой, сталкиваясь с такими проблемами, либо не обращает на них внимания и погибает, либо подстраивается под изменившиеся обстоятельства, делает выводы и выигрывает. В этом случае нам предстает другой герой, сильный, мудрый и знающий себе реальную цену.

Большинство «быстро-успешных» белорусских феноменов на этой стадии погибали. Вспомним кафе и клубы, которые когда-то задавали настроение в столице, а теперь либо исчезли, либо превратились в отстойник одетых в лакированные ботинки купчишек и итальянских туристов. Вспомним рок-коллективы, когда-то рвавшие залы, а теперь превратившиеся в в набор mp3-файлов в папке «Старое, хорошее» на наших компьютерах. Вспомним фестивали, из которых ушла вся энергия и задор, писателей, от которых вся страна ждет хотя бы еще одной, последней книги, такой же сильной, как те, что они создавали в 80-х и 90-х. Все это уже умерло, но еще не похоронено.
(…)

Виктор Мартинович, “БелГазета” №30(906) 29 июля 2013 года

Оригинал текста взят с сайта Goals.by

1592 Всего просмотров 1 Просмотров сегодня

Поделиться ссылкой:

Похожие записи:

Просмотров: 21

Комментарии:


Return to Top ▲Return to Top ▲