Гензель и Гретель по-белорусски


Дзеці Аліндаркі

 

Беларускі акцэнт можна вылечыць — дастаткова проста выплюнуць костачку…

Пакуль ты малы — гэта не балюча. Так кажа Доктар, а яму трэба верыць.

Менее чем за 1 год вышло сразу два произведения о судьбе белорусского языка. О романе Виктора Мартиновича «Мова» мы уже писали ранее, а теперь расскажем о книге Альгерда Бахаревича «Дзеці Аліндаркі”.

Антиутопический мир произведения уже “освободился” от Мовы, в нем царствует исключительно Язык – тот, который «великий и могучий». Мова находится фактически под запретом, считается мертвым языком (а кто-то считает, что она и не существовала никогда). Единственный ее пережиток – это акцент “тутэйшых”. Но и от него теперь можно избавиться с помощью Доктора, который нашел, что Мова – это всего лишь косточка, нарост в нашем рте, который заставляет говорить неправильно.

Впрочем, есть и те, кто продолжает верить в Мову. И даже передает ее будущему поколению. Но таких очень мало и они тщательно скрывают свои запретные развлечения.

Но, несмотря на такую антиутопическую направленность, порой складывается впечатление, что автор вовсе не говорит о каком-то фантастическом сценарии развития событий. Наоборот! Так, в главе про “официального” писателя Мацея Бурачка, мы узнаем, что ему разрешено говорить на Мове. Потому что он – писатель. Проводя параллели с реальностью, вспомните, если кто-то в общественном месте начинает говорить на на белорусском, большинство людей сразу же думают, что это либо учитель беларуская мовы, либо писатель, либо “колхозник”. Более того, в сфере обслуживания Вас за Мову могут даже поправить и попросить говорить “нормально”. Известно немало таких случаев, просочившихся в СМИ. Получается, что Бахаревич просто взял нашу реальность и довел ее до абсурда – Мову в книге считают болезнью.

Также в книге есть эпизод в редакции газеты, где старые подшивки написаны как раз на Мове. Но никто не сжигает и не прячет их. Более того, если говорить в городе с людьми на белорусском – тебя вовсе не схватят и не отвезут в психушку/милицию. Просто посмотрят как на чудака. То есть Мова – не запрещена. И в такие моменты задаешься вопросом – а чем эта ситуация отличается от той, в которой сегодня оказалось белорусское общество?

В книге 4 главных персонажа – дети Лёся/Сиа и Летчик, Отец детей и Доктор. И каждый из них живет в своей маленькой реальности. Реальность детей – это сказка, точнее сказочная белорусская реальность – с загадочными существами и волшебными местами. Их путешествие через лес превращается в настоящее приключение Гензеля и Гретель, только в белорусском лесу.

Реальность Отца – жестокая реальность, с которой он все никак не может смириться, в которой запутался и вынужден жить. Реальность Доктора – это мир, который он призван очистить от Мовы. Эти сюжетные линии один раз разошедшись, уже не встретятся.

Хотелось бы отметить, что Доктор, несмотря на его враждебное отношение к Мове, знает ее в совершенстве. Более того, временами наслаждается ею, разговаривает, но тем не менее хочет истребить. Тут приходит в действие поговорка – “Знай своего врага”.

А вообще вся книга Бахаревича состоит из символов. Именно из-за этого и у большинства его персонажей даже имен нет. Доктор, Отец, Зритель, Бабушка. Потому что они – не герои. Они – символы. И многие читатели из-за этого могут запутаться, многим она покажется сумбурной и непонятной. Поэтому очень важно во всем разобраться – начиная от названия книги и заканчивая домом из пряничных коробок.

И не ждите, что впечатления от книги настигнут Вас сразу же. Они будут приходить медленно, постепенно. Важная особенность книги в том, что сам автор не дает ответов на наши вопросы.

Несколько слов о финале произведения. Он хоть и открытый – дальнейшая судьба 3 главных персонажей, да и самой Мовы непонятна – но скорее пессимистический. Не видно способов решения возникшей ситуации. И, опять же, символично, что этим книга перекликается с “Мовой” Мартиновича. Там тоже хоть и остаются небольшие лазейки для продолжения борьбы, но сама концовка пессимистичная.

Понятно, что оба автора хотели показать те обстоятельства, в которых сегодня существует Мова. Но таким образом они скорее констатируют факт, чем предлагают пути выхода. Оба автора показали, что несмотря на всю борьбу Мова погибнет. Как бы мы ни сопротивлялись этому. И пускай пессимизм свойственен для большинства белорусских произведений, но порой хотелось бы почитать хоть что-то оптимистичное. Так и хочется воскликнуть — хватит с нас антиутопий — дайте нам утопии. Покажите, как было бы хорошо, а не как будет плохо. Ведь нужно знать — к чем стремиться.

У Бахаревича получилась хорошая книга. Возможно, главный претендент на премию Гедройца-2015. Но если раньше Вам не нравилось творчество этого писателя, то и “Дзеці Аліндаркі” вряд ли придутся по душе.

1616 Всего просмотров 1 Просмотров сегодня

Поделиться ссылкой:

Похожие записи:

Комментарии:



Оставить комментарий

Return to Top ▲Return to Top ▲