17 сентября — День воссоединения Беларуси


Рижский мирИменно 17 сентября 1939 года СССР фактически начал осуществлять присоединение к своей территории белорусских земель, которые находились в составе Польши практически 20 лет. Это событие до сих пор вызывает массу споров, как среди историков, так и среди обычных людей. Кто-то утверждает, что советские войска выступили освободителями, другие — что при поляках жилось гораздо лучше. Есть и такая версия, что лучше всего было когда поляки ушли, а советы еще не пришли. В любом случае, мы, с некоторыми сокращениями, размещаем для вас статью с портала TUT.by «8 мифов о «воссоединении» Западной и Восточной Беларуси». Статья интересная и позволит развеять наиболее часто встречающиеся заблуждения.

8 мифов о «воссоединении» Западной и Восточной Беларуси

Почти каждый год в Беларуси некоторые публицисты и общественные организации предлагают учредить праздник в честь 17 сентября 1939 года, утверждая, что этот день символизирует объединение белорусов в границах единого государства. В рамках этой парадигмы Западная Беларусь была освобождена от гнета помещиков и полонизации, белорусский народ стал радостно и мирно жить в белорусской советской республике, и эту счастливую жизнь прервала только война СССР с Германией в июне 1941 года. Плодами этого события, по мнению сторонников этой точки зрения, Беларусь пользуется до сих пор.

Оппоненты отмечают, что белорусского самостоятельного государства тогда не существовало, что до 17 сентября территория Беларуси была разделена Польшей и СССР, которые не допускали и мысли о белорусской независимости, а в сентябре 1939 года Беларусь просто перешла под контроль одного СССР. При этом, хотя большевистское руководство в Москве и пошло на некоторые уступки белорусам в плане организации культурной жизни, невиданный ранее массовый террор, обрушившийся сначала на Восточную, а потом и на Западную Беларусь, привел к расстрелам, гибели в заключении, депортации в Сибирь и на Дальний Восток многих сотен тысяч белорусов, русификации и уничтожению традиционной национальной культуры.

В сознании многих 17 сентября 1939 года – дата, когда советские войска по договоренности с нацистской Германией вступили в Западную Беларусь и Украину, нанеся удар в спину Польше, воюющей с Гитлером, – либо вообще отсутствует, либо овеяна мифами.

Часть последних мы попробуем развеять в этой публикации.

 

1. Территория БССР после 17 сентября 1939 года – это территория Республики Беларусь?

Карта Беларуси 1939-1944

Карта Беларуси 1939-1944

12 ноября 1939 года третья Внеочередная сессия Верховного Совета Белорусской ССР постановила: «Принять Западную Белоруссию в состав Белорусской Советской Социалистической Республики и воссоединить тем самым белорусский народ в едином Белорусском государстве».

В декабре БССР состояла из 10 областей, 5 «старых» восточных – Витебской, Гомельской, Минской, Могилевской, Полесской; и 5 «новых» западных – Барановичской, Белостокской, Брестской, Вилейской, Пинской.

Однако уже примерно через год тихо и без помпы только что воссоединенный белорусский народ в Москве решили снова поделить – отдав часть белорусской территории недавно аннексированной Литве. В ноябре 1940 г. в связи с передачей в состав Литовской ССР части территории БССР были упразднены 3 района: Годутишковский и Свенцянский Вилейской области, Поречский район Белостокской области.

Точно так же, рассматривая белорусскую землю лишь как разменную карту в больших политических играх, в 1944 году, уже после очередного занятия территории Беларуси Красной Армией, Сталин отхватил от БССР новый кусок – Белостокскую область и часть Брестской.

Тогда стоял вопрос о том, какое правительство будет в Польше, и Сталин, планируя поставить туда своих марионеток, демонстрировал США, Великобритании и польскому общественному мнению свою готовность к уступкам. Статус БССР как одной из стран — основательниц ООН ему в этом совершенно не мешал, никаким реальным суверенитетом существовавшая исключительно на бумаге Белорусская республика не пользовалась.

Менее крупные куски белорусской территории в 1946-1955 годах Москва передавала Польше еще четыре раза. Если в 1940 году территория БССР составляла 223 тысячи квадратных километров, то в 1959 – 207 тысяч, так что современная территория Беларуси – отнюдь не результат 17 сентября 1939 года.

 

2. Большевики стояли горой за Восточную Беларусь в 1921 году и отстояли ее?

Раздел Беларуси на Западную и Восточную стал результатом заключенного между Польшей и Советской Россией (СССР еще не было, и договор обсуждала и подписывала делегация Российской Социалистической Федеративной Советской Республики) Рижского мира 1921 года, закончившего советско-польскую войну 1919-1920 годов.

Однако, хотя польская делегация вела переговоры с позиции силы, в период крупных успехов польской армии на фронте, советско-польская граница в Беларуси была проведена западнее, чем было возможно.

Секретарь польской делегации Александр Ладась позднее запишет, что в белорусском вопросе для Польши: «…Были открыты разные возможности, и решение зависело исключительно от воли польской делегации, так как Советы под давлением военных действий были готовы на любые уступки».

Советская делегация действительно ради мира была готова на все – собственно, ранее подписанный Лениным Брестский мир отдавал Германии всю Беларусь целиком, и при необходимости этот опыт можно было бы легко повторить – мнение белорусского населения по этому поводу так же мало волновало большевиков в 1921 году, как и в 1918.

Эдвард Войнилович

Эдвард Войнилович

Поэтому не позиция московской делегации, а дискуссии между польскими переговорщиками Яном Добским и Станиславом Грабским с одной стороны и Леоном Василевским и Витольдом Каменецким – с другой, привели к отказу Польши от земель Центральной и Восточной Беларуси. Если Василевский и Каменецкий допускали создание федеративного белорусского государства в союзе с Польшей и были за передвижение границы на восток, то большинство польской делегации, наоборот, рассматривало Беларусь как объект полонизации, и поэтому опасалось включать в состав страны земли со слишком большим числом непольского населения.

Инициатор строительства минского Красного костела Эдвард Войнилович со скорбью и стыдом за польских политиков писал тогда: «…Сама же Польша отказалась от восточных областей. Белорусы нас не поймут, поскольку мы сами, жалуясь на протяжении стольких лет на раздел государства между тремя соседями, теперь, не спросив белорусов, расчленили их страну… Однако Грабский, который вел переговоры за плечами делегации, пришел к заключению, что Польше раз и навсегда необходимо избавиться от этой «белорусской язвы», и удовлетворился линией сегодняшнего перемирия, которая покидала Минск большевикам и проходила около Несвижа на полпути между Несвижем и Тимковичами до реки Лань, а по ней до Припяти».

Большевики отдали бы Польше и большую часть Беларуси, но вот поляки не взяли.

 

3. В Западной Беларуси православные подвергались гонениям польских властей?

Политика Польши в 1930-х годах строилась на стремлении ассимилировать белорусов, в том числе используя и конфессиональный фактор – считалось, что православие большей части белорусского населения в целом мешает этому. К тому же большое количество римско-католических и греко-католических церквей в 19 веке были конфискованы российскими властями и переделаны в православные – это давало основания и местным католическим общинам, и польским властям инициировать процессы по возвращению зданий первоначальным владельцам. Однако проблемы православной церкви в Польше не были связаны собственно с религиозными причинами – власти в 1935 году даже инициировали создание в Западной Беларуси Обществ православных поляков и помогали этим организациям, стимулируя использование польского языка в богослужении, поощряя пение польских патриотических песен после литургии. Подобные общества были созданы в Слониме, Белостоке, Волковыске, Новогрудке.

При этом преследовались католические и греко-католические священники, использовавшие в проповедях белорусский язык и пытавшиеся бороться с ассимиляцией.

Статья белорусской латиницей в газете «Беларуская крыніца» от 18 октября 1925 года о преследованиях польскими властями за патриотическую деятельность католического священника и белорусского националиста Винцента Гадлевского. В конце 1942 года он будет расстрелян немцами.

Таким образом, проблемы православных белорусов в межвоенной Польше были вызваны не их конфессиональной принадлежностью, а, как и у белорусов-католиков, национальной идентификацией, сопротивлением ассимиляции. В то же время в СССР жесточайшим гонениям, вплоть до массовых расстрелов, подверглись десятки тысяч православных священников и сотни тысяч верующих.

Если к началу Великой Отечественной войны в Западной Беларуси, несмотря на аресты НКВД десятков священников, еще действовали около 800 православных храмов и 5 монастырей, то в Восточной Беларуси православная церковь практически официально перестала существовать – в Минске не было ни одного открытого храма, летом 1939 года была закрыта последняя церковь – в Бобруйске.

 

4. СССР выступал до сентября 1939 года за объединение Западной и Восточной Беларуси в единую республику?

Советский пропагандистский плакат 1939 годаПотребность «осуществить чаяния белорусского и украинского народов о воссоединении» возникла в советских дипломатических документах только в момент, когда потребовалось как-то обосновать введение советских войск в Польшу. До этого СССР неоднократно признавал польские границы, а в 1932 году заключил с Варшавой договор о ненападении, который и был разорван 17 сентября 1939 года. Аналогичным образом уже в отношении СССР поступит Германия 22 июня 1941 года.

Более того, еще по Рижскому договору 1921 года московская делегация отказалась от любых претензий на земли к западу от установленной польско-советской границы, таким образом четко озвучив свое мнение по этому поводу.

 

5. Советские войска вошли в Западную Беларусь для защиты населения от наступающей немецкой армии?

Такую версию можно иногда услышать – она отголосок тех времен, когда еще не был опубликован Пакт Молотова-Риббентропа и советские историки утверждали, что удар советских войск 17 сентября 1939 года в тыл Польше, ведущей войну с Германией, не был согласован с высшим руководством Рейха.

Однако сейчас подробности тех событий хорошо известны. Германия напала на Польшу 1 сентября, а еще в августе СССР и Рейхом был подписан договор о ненападении с секретным протоколом к нему – о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства».

За три дня до войны 27 августа посол Германии выразил озабоченность тем, что советские войска отведены с советско-польской границы, и попросил Москву официально опровергнуть слухи об этом. В духе взаимного сотрудничества СССР не только разуверил посла, но и напечатал сообщение ТАСС о том, что советское командование решило усилить группировку советских войск на западной границе «ввиду обострения положения». По мнению руководства Рейха наличие советских войск на границе не только могло оттянуть с фронта часть польских частей, но и повлиять на позицию союзников Польши – Франции и Англии.

Медовый месяц - английская каррикатура 1939 год

Медовый месяц — английская каррикатура 1939 год

1 сентября Германия официально уведомила СССР о начале войны с Польшей, а также попросила настроить работу советской радиостанции в Минске так, чтобы она могла быть использована немецкой авиацией. Просьба была исполнена. В это время белорусские призывники в польской армии уже воевали с немецкими войсками на западе и севере Польши.

В дальнейшем СССР снабжал Германию ресурсами и обеспечивал транзит для германской торговли, согласовал дипломатические шаги – вплоть до лета 1941 года, и многими другими способами сотрудничал с Гитлером на фоне уже идущей Второй мировой войны. Но уж никак не защищал западнобелорусское население от немцев в 1939 году. Ведь сам Берлин уже 3 сентября 1939 года запросил Москву о том, не планирует ли она вводить войска в Польшу. И получил ответ – да, как договаривались, обязательно введем.

 

6. Белорусские националисты в Западной Беларуси с самого начала были настроены резко антисоветски и осудили вход советских войск?

Белорусские националисты в Западной Беларуси, то есть люди, стремившиеся к созданию независимого белорусского государства, в 1920-1930-е годы практически поголовно стояли на антипольских позициях – это было естественной реакцией на официальную антибелорусскую политику варшавского правительства.

Многие, почти не имея достоверной информации, с надеждой смотрели на восток, считая Белорусскую ССР настоящим белорусским государством, где развивается белорусская культура и образование, экономика работает на благо всего населения, защищены права всех национальностей. Этому же способствовала в значительной степени патриотическая позиция Коммунистической партии Западной Беларуси (КПЗБ), также постоянно выступавшей с критикой польской национальной политики.

Однако приход в Западную Беларусь советской власти быстро покончил с этими иллюзиями.

Рассказывает Борис Рагуля, офицер польской армии, бежавший в мае 1940 года из немецкого плена: «Наконец, смогли перейти границу в Беларусь. В первой же хате, в которую мы зашли, нам сказали, что мы – дураки и лучше, чтобы мы возвращались назад [в немецкую зону оккупации] и пришли вместе с немцами их освобождать. Для меня это был страшный удар… Тогда я устроился в Любче учителем в школу – в замке. Школа была русской. Когда я поинтересовался у директора, почему так оказалось, что тут, в Любче, где кроме попа никто по-русски не говорит, – русская школа, он у меня спросил: «А вы что – националист?» Я говорю: «Да, когда-то мы с поляками боролись за белорусскую школу, теперь Белорусская Советская Республика – и снова русская школа»… Через месяц меня арестовали…»

 

7. Коллективизация в Западной Беларуси началась немедленно после установления советского контроля?

Конфискация земель помещиков в Западной Беларуси была объявлена советскими властями немедленно – в октябре 1939 года, а зачастую она и вовсе была стихийной – бывшие владельцы уже бежали, и крестьяне просто делили бесхозную землю и инвентарь между собой. По мере прибытия в деревню советских чиновников бывшие помещичьи хозяйства приспосабливались под нужды будущих коллективных хозяйств, в них создавались различного рода конторы по учету и сбору продуктов, управы, хранилища, машинно-тракторные станции (МТС).

Создание колхозов в Западной Беларуси большевистское руководство планировало провести более плавно, чем на восточных территориях, не вызывая тех общественных и экономических потрясений, которые привели к массовому голоду в СССР в начале 1930-х годов. Поэтому с конца 1939-го по июнь 1941 года в связи с созданием колхозов число крестьянских хозяйств сократилось только на 7 процентов. Всего же колхозов – прежде всего в районах, прилегающих к бывшей советско-польской границе – было создано 1115. При этом началось преследование более состоятельных крестьян, названных кулаками, а размер хозяйства был ограничен 10, 12 и 14 гектарами в зависимости от качества земли. Было запрещено нанимать рабочую силу или сдавать землю в аренду.

Массовую коллективизацию большевики смогли начать в Западной Беларуси только после войны – еще в 1946 году тут было только 133 колхоза, а к 1949-му – всего 909. Таким образом, к концу 1950-го года число колхозов выросло до 6054. Полностью коллективизация в Западной Беларуси была завершена лишь в 1952 году.

 

8. Антисоветские настроения в Западной Беларуси во время войны 1941-1945 годов и после нее – результат «польского владычества»?

Довольно часто в советской историографии, да и в некоторых книгах, изданных в последнее время, можно встретить мнение, что население Западной Беларуси было настроено против советской власти из-за нездорового влияния польской пропаганды межвоенного периода и вообще привычки к буржуазному образу жизни.

Немецкие и советские офицеры в Западной Беларуси 1939 год

Немецкие и советские офицеры в Западной Беларуси 1939 год

Однако, наоборот, в сентябре 1939 года в Западной Беларуси большинство населения действительно с надеждой приветствовало советские войска – политика национального угнетения со стороны Польши была очевидным фактом для всех, а из-за советской границы приходила в основном коммунистическая пропаганда о радостной жизни трудящихся в свободной советской Беларуси. Те, кто в поисках счастья переходил границу в СССР, практически никогда не возвращался.
И хотя многих местных жителей, как свидетельствуют воспоминания, удивил бедный, какой-то оборванный облик красноармейцев, то, что они называют местных детей буржуями, если видят у них велосипед, называют крестьянина кулаком, если у него во дворе несколько голов скота, это первоначально не привело к перемене настроений.

Западнобелорусское население становилось из просоветского антисоветским постепенно – сначала закончились оставшиеся от «польского времени» товары в магазинах, а советских завезли недостаточно, появился хронический советский дефицит и неведомые ранее очереди. Начались аресты священников и закрытия церквей, граница в Восточную Беларусь как была закрыта, так и осталась для всех, кроме советских чиновников и военных. Наконец, по ночам стали хватать людей и целыми семьями отправлять в Сибирь или тюрьмы.

«В официальной исторической версии объединение Беларуси – абсолютно позитивное событие. Но на самом деле все было не так радостно. Практически во всех воспоминаниях присутствует разочарованность. Люди очень ждали положительных перемен, поскольку жизнь в межвоенной Польше была тяжелой. Но тамошние проблемы, как оказалось, ни в какое сравнение не шли с тем, что было в это время в деревнях БССР», – отмечал доктор исторических наук профессор Алесь Смалянчук.

21 февраля нарком внутренних дел БССР Л. Цанава направил докладную записку первому секретарю ЦК КП(б)Б Пантелеймону Пономаренко о результатах: «Операция началась на рассвете 10 февраля. К концу дня в основном была завершена. В связи с высокими морозами (-37..-42 градуса), пургой и большими заносами, погрузка в эшелоны затянулась до 13 февраля. Выселению подлежали 9810 хозяйств (52 892 человека)… Было погружено в эшелоны 50 224 человека, арестовано 307 человек, умерло и убито во время операции 4 человека. Репрессировано после 13 февраля и помещено в изоляторы для последующей высылки 197 человек. Таким образом, общее количество репрессированных составило 9854 хозяйства (50 732 человека)».

До начала войны с Германией Западная Беларусь пережила еще три такие «операции». В апреле 1940 года – 26 777 человек, в июне 1940 года – 22 897, в мае-июне 1941 года – 24 412. Еще многие тысячи были насильно завербованы в различного рода строительные организации, отправлены на принудительные работы на предприятия и шахты в другие регионы СССР.

Многим западным белорусам этого было достаточно, чтобы понять все, что требуется, об СССР и методах советской власти. Польская довоенная пропаганда не имела успеха, зато менее чем за два года советская действительность прекрасно справилась с тем, чтобы перевоспитать западнобелорусское население. Неудивительно, что летом 1941 года офицеры немецкой армии писали о том, что их радостно встречают – прямо как офицеры Красной Армии в своих донесениях в 1939-м…

5022 Всего просмотров 3 Просмотров сегодня

Поделиться ссылкой:

Похожие записи:

Комментарии:



Оставить комментарий

Return to Top ▲Return to Top ▲